ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ АВТОРЫ АРХИВ ПИШИТЕ НАМ ВХОД
МАЙ 2010, № 5 (128)
ОТ РЕДАКТОРА

Друзья и читатели христианского портала "Голос Истины". На протяжении многих лет, редактором трудился брат Виталий Бойко. Так как журнал был учрежден церковью "на Горе", города Спокен, а Виталий, по приглашению другой баптистской церкви, перешел на служение пресвитера в ту церковь, на сегодня В. Бойко более не является редактором этого издательства. 

Много сил, здоровья, времени и знаний было отдано Виталием как в организацию, так и в развитие этого журнала. Мы благодарны Богу и брату за труд во имя Его.

Надеемся, что Господь пошлет работников и этот сайт послужит для многих полезным ресурсом в жизни хождении за Господом. Оставляйте свои пожелания, комментарии, отзывы.

читать дальше
ОТЗЫВЫ
Просмотр порно “отключает” часть мозга, отвечающую за принятие моральных решений

Почему МОИ личные данные, которые я вводил у вас на сайте, теперь видят все здесь??? https://goo.gl/XLYR6F И что за это фото подписанные, как будто мной? Как вас, админы вообще понимать?

- RuslanSep
читать статью


Просмотр порно “отключает” часть мозга, отвечающую за принятие моральных решений

Почему МОИ личные данные, которые я вводил у вас на сайте, теперь видят все здесь??? https://clck.ru/ASPb9 И что за это фото подписанные, как будто мной? Как вас, админы вообще понимать?

- RuslanSep
читать статью


Просмотр порно “отключает” часть мозга, отвечающую за принятие моральных решений

Почему МОИ личные данные, которые я вводил у вас на сайте, теперь видят все здесь??? http://tinyurl.com/hyh826k И что за это фото подписанные, как будто мной? Как вас, админы вообще понимать?

- RuslanSep
читать статью


Просмотр порно “отключает” часть мозга, отвечающую за принятие моральных решений

Почему МОИ личные данные, которые я вводил у вас на сайте, теперь видят все здесь??? http://fas.st/ItHFU И что за это фото подписанные, как будто мной? Как вас, админы вообще понимать?

- RuslanSep
читать статью


Дружественные Сайты

Facebook
Spokane Slavic Baptist Church
Сайт Христианского Радио
Свет Мира
Slavic Christian Academy


В НОМЕРЕ

РАССКАЗ

Я никогда не смогу простить тебя
Отрывок из повести «Маттиолы - невзрачные цветы»
Наталья ГУРМЕЗА (Такома, Вашингтон)
Версия для печати
- Я покаялась, Селина. Я верю в Бога.

Это прозвучало вдруг и так ясно, что я вздрогнула и переспросила:

- В кого ты веришь?

- В Бога,- повторила она. - Я начала ходить на богослужения. После того, как умер Казик, я долго думала, как жить дальше. Сердце моё было разбито вдребезги, как хрустальная ваза. Казика нет. Вы с Миликом далеки от меня. И кажется, нет ни малейшей надежды восстановить жизнь мою. Я много думала. Мне было сложно эти месяцы, как никогда за все мои 59 лет. Я думала, что сойду с ума от бесконечных мыслей, которые не могут меня вывести на дорогу, дающую надежду. У человека должна быть хоть какая-то надежда, иначе конец. Я думала, что и мне пришёл конец. Был момент, когда я просто лежала на кровати несколько дней, прося у судьбы смерти или, на худой конец, потери разума. Сошедших с ума легко оправдать. Но тогда мне и такого простого утешения не дано было. Сейчас-то я понимаю, почему, а тогда было страшно от непонимания происходящего. Если бы вернуть время, я бы всё сделала по-другому. Я бы жила по-другому. К сожалению, жизнь не даёт время взаймы.

Использовал один год и отдал, берёшь следующий заём, потом - ещё. И нельзя солгать самому себе - в этом ужасная реальность. Что бы ни говорил себе, как бы ни оправдывал свою жизнь, ты понимаешь, что всё - ложь. И ты видишь это, и другие. Приблизившись к тому моменту, когда не видно выхода, я вспомнила письмо Казика.

Тут Ада тяжело вздохнула. До сих пор она говорила чуть торопливо, как бы стремилась выговориться, освободиться.

– И в тот же момент я поняла, что это и есть путь к надежде. Казик верил в Бога. Он говорил мне, что верующие в единственного Живого Бога имеют надежду, которой не хватает миллионам людей. Признаюсь, я не думала о миллионах, я думала о себе...и о вас. Ты можешь мне не верить. Я и не прошу тебя об этом, зная, что долгое время была лишена самого важного во взаимоотношениях между близкими людьми. И тогда я пошла в церковь, о которой мне когда-то говорил Казик. Там я покаялась, и там Бог мне дал надежду, показал выход из той ситуации, в которой я находилась всю свою жизнь. Если бы я знала о Боге раньше, насколько другой была бы моя жизнь. Определённым образом я успокоилась. Но есть момент, который я не могу сама решить. Я должна решить его с тобой и с Миликом. Я прошу у тебя прощения. Я прошу у тебя прощения, что была плохой мамой, что не любила тебя так сильно и беззаветно, как должна мама любить дочь.

- И это всё? – спокойно спросила я. – Слишком легко и просто. Ты не находишь? Пришла к Богу - и Он дал тебе освобождение и надежду. Раз-два - и готово! Чудо из чудес! Всю жизнь ты жила так, как хотела. Потом ты решила, что жила неправильно, - и щёлк... Бог включил в тебе новую жизнь.

- Именно такие чудеса делает Бог, – тихо ответила Ада. – Именно таким образом Он дал мне новую жизнь, совсем новую. Поэтому я и здесь.

- А хочешь, я тебе расскажу ещё кое-что? – я встала с дивана и заходила по комнате.

Клубок непонятных ощущений из переживания и злости, любви и ненависти, поиска справедливости и жажды утешения поднялся во мне и забурлил, как проснувшийся вулкан. Если бы я даже хотела, я бы сейчас не могла разделить всё это на отдельные потоки, чтобы устремиться по одному из них.

– Ты просишь у меня прощения? Как всё здорово! По-святому. Да? Ты не любила папу. Изменяла ему со многими мужчинами. Он начал пить и поэтому умер, подхватив воспаление лёгких. Ты отняла у меня мальчика, в которого я была влюблена. Ты опозорила меня на весь мир, отправив в психушку. Ты облила грязью женщину, вся вина которой была лишь в том, что она проявила ко мне больше любви, чем ты. И ты сейчас просто просишь прощения... Ты всем и всегда говорила, что я некрасива. Что случилось сейчас? Вдруг я стала достойной своей красавицы-матери? В школе в меня бросали котлетами. В подсобке учитель предложил мне заняться сексом - в каждой ли девушке учитель видит проститутку? А ты вся такая безгрешная! Милик сейчас умирает в реабилитационном центре, где он лечится от наркотиков... А ты... Прям, непорочная Дева Мария!

Ада вскрикнула и тут же обеими руками зажала рот, чтобы крик сильной волной не захлестнул нас. Глаза её расширились и смотрели на меня с таким огромным чувством боли и ужаса, что я не выдержала и, отвернувшись, подошла к окну. Чтобы не так больно было глазам от яркого слепящего света, опустила ресницы и задержала дыхание, пытаясь успокоиться.

- Он уже вне опасности. Я только от него приехала. Там были врачи, но мне сказали, что с ним будет всё в порядке, – нехотя призналась я.

Мне бы хотелось, чтобы она помучилась дольше, но я понимала, что это слишком жестоко. Ада как будто обмякла, расплылась в кресле неподвижным телом, но грудь тяжело вздымалась, выдавая волнение. Некоторое время в комнате царило молчание. Я опёрлась руками о подоконник и покачивалась на пятках.

- Я знаю, что я во многом виновата, – наконец, заговорила Ада с болью в голосе. Эта боль ощущалась так явно, что я сама поморщилась, услышав её в своём сердце. Я не хотела, но кажется, я почувствовала прилив жалости. В первый раз я испытала это чувство на похоронах Казика, и вот оно вновь вернулось ко мне.

– Я не могу оправдаться перед тобой в том, в чём ты меня здесь обвинила. Не могу и не буду. Я виновата. Но я любила тебя и люблю. Я не знала, как быть настоящей мамой, - меня никто не учил материнству. Я поступала так, как мне представлялось наиболее правильным, и, естественно, я совершила много ошибок. Если ты когда-то захочешь, я смогу тебе больше объяснить, и, возможно, тогда ты простишь меня.

- Я никогда не смогу простить тебя, – не оборачиваясь, тихо ответила я.

Тут она снова заплакала.

Послышался входной звонок. Пробежала в прихожую Эрика. И мой слух мгновенно уловил голос Димы

- Входите! Я здесь! – громко позвала я.

Эрика быстро вошла в комнату. Любопытство было не чуждо ей: она никогда раньше не видела Аду. За Эрикой появился Дима.

- Как Милик? – тут же спросила я.

Дима вопросительно посмотрел на заплаканную женщину, потом - на меня.

- Простите, – сморщилась я. – Это моя... Это Ада.

- Добрый день, – вежливо поздоровался Дима, внешне не отреагировав на встречу с женщиной, которую видел однажды на похоронах Казика и о которой я ему столько рассказывала. Но Ада не ответила. Она напряжённо, как и я, ждала известий о Милике.

- Милик очнулся. Он с трудом разговаривает, но через два-три дня речь восстановится. В целом он чувствует себя хорошо. Я хотел с ним остаться до вечера, но он настоял, чтобы я приехал к вам и успокоил.

- Спасибо, - я сдерживалась изо всех сил, чтобы не разрыдаться. – Ты уезжаешь сейчас?

- Да.

- Подвези меня, – я почти выбежала из комнаты, не утрудив себя сказать хоть слово Эрике или Аде.

- Селина, ты куда? – столкнулась я на площадке с бабушкой.

- Я скоро вернусь. Когда она уйдёт.

И, перескакивая ступеньки, помчалась на улицу. Через минуту появился и Дима. Открыл мне дверь Ауди. Сам сел тоже, завёл двигатель.

- Куда тебя подвезти?

- Не знаю. Мне всё равно.

- Ты куда-то собиралась?

- Да... Подальше от Ады. – И тут я не выдержала: – Ты представляешь, она покаялась. Она покаялась перед Богом, а теперь пришла просить прощения у меня, – голос мой нервно прерывался, я судорожно сжимала и разжимала пальцы. – Она испортила мне всю жизнь, а теперь всё так просто. Почему? Разве она не должна получить по заслугам? Разве это справедливо? Всю жизнь она делала, что хотела. Всю мою жизнь я чувствовала себя под прессом её поведения, её слов по отношению ко мне. И вот она заявляется и просит у меня прощения. И я должна её простить? Объясни ты мне... Простить... Но я не хочу её прощать! Я хочу, чтобы она помучилась столько, сколько мучилась я. Тогда, может быть, я и прощу её.

- Ты думаешь, что тогда тебе станет легче?

- Конечно. А почему бы нет? Тогда мы будем квиты. А сейчас что? Кто платить будет?

- За неё уже заплачено?

- Как это? – повернулась я всем телом к Диме.

Он не отрывал глаз от дороги. Куда мы ехали, я понятия не имела. Проплывали за окном выстроившиеся в два ряда тополя, между ними кое-где без спроса вклинились корявые белоголовые акации. Мы выехали за черту города.

- Христос заплатил за неё на Голгофе.

- Слушай... Что ты мне всё о Боге, о Христе, о Голгофе? Куда ни повернёшься, с кем ни заговоришь, все о Боге. Ты, Казик, Ада, наконец. Что вы все? Очумели? Вы можете по-человечески объяснить? Без Бога вашего? Я понять хочу! Понять! – я начала плакать.

- Без Бога, Селина, нельзя понять. И без Бога ничего нет.

- Знаешь что? Останови машину... Я выйду.

- Я отвезу тебя домой.

- Я сказала, останови машину! - закричала я и схватила его за руку, принуждая остановиться. Машина заскрипела тормозами. Я выскочила, хлопнула дверцей и что есть сил бросилась бежать. Моё лицо горело, отросшие волосы бились по плечам, глаза затянуло слезами. Споткнувшись, я упала в траву. Несколько минут лежала неподвижно, носом уткнувшись в какой-то шершавый лопух. Потом перевернулась и сквозь прищуренные от солнца глаза увидела над собой Диму.

- Ложись, – показала я ему рядом с собой, – и слушай.

Он послушно лёг на спину.

- Что ты слышишь? – спросила я.

- Ничего.

- А ты слушай внимательно. Можешь закрыть глаза - так легче сосредоточиться.

Он прикрыл длинными расницами глаза, а я опёрлась на локоть и стала смотрела в его лицо. У меня не было раньше возможности внимательно рассмотреть его. Чисто выбритые щёки, подбородок, чуть кривой нос, высокий лоб, аккуратные брови. Конечно, он выглядел по-мужски привлекательным, но было ещё что-то в его лице такое, чего я не замечала у других... Какую-то особенную доброту... И этот кривой нос... У меня даже зачесались руки потрогать его. Я даже протянула пальцы, почти коснулась, но потом спохватилась и отдёрнула руку. И вовремя, потому что в эту минуту ресницы его распахнулись.

- Почему у тебя нос кривой? – совершенно спокойно поинтересовалась я. - Это что? Отличительный знак героя-пожарника?

- Не-е-т, - засмеялся он. – Это отличительный знак мальчишки-забияки.

- Неужели ты дрался в детстве?

- Ого! Ещё как!

- Не могу тебя представить дерущимся. Мне кажется, ты не тот тип, что может раздавать синяки и тумаки.

- Поверь, ещё как могу.

- Поверю на слово, – вздохнула я нарочито громко. - Так ты услышал что-нибудь?

- Нет, – признался он. – А, что, я действительно должен был что-то услышать?

- Тишину, мальчик-забияка. Ти-ши-ну, - ткнула я его пальцем в грудь. – Замолчи и попробуй ещё раз.

Я закрыла глаза и прошептала.

- Ну, слышишь? Звенит...

- Да нет... Это машина едет по шоссе.

- Подожди, пока она проедет. Вот сейчас... Слышишь? Когда совсем тихо, нет посторонних звуков, то тишина звенит тонко-тонко, будто ветер коснулся скрипичной струны и улетел, а она поёт ему вослед... Слышишь?

Я почувствовала, как мою ладонь обхватили сильные мужские пальцы. Через несколько мгновений его рука отодвинулась, но я настолько пропиталась этим мимолётным прикосновением, что готова была заорать от счастья. Ах, какое же это счастье - прикосновение любимого. Ни с чем не сравнимое волшебное счастье одного прикосновения.

- Знаешь что? - я открыла глаза, посмотрела вокруг и встала. – Я, конечно, могла бы здесь лежать вечность, но меня осенила интересная мысль.

- Ты можешь помолчать немного? – попросил он. – Эта звенящая тишина расслабляет и успокаивает. Я почти уснул, а ты меня разбудила.

- Ты знаешь этого дядечку, который в прошлую субботу проводил в центре служение? Я ещё играла тогда...

- Очень здорово играла, – открыл он один глаз. - И что дальше?

- Ты мне не ответил. Ты знаешь его?

- Знаю. Это Фёдор, пресвитер нашей церкви. Только он не дядечка, ему всего 35 лет.

- А-а-а... Всё равно, - машу я рукой. - Ты можешь меня к нему отвезти? Поговорить хочу с ним.

***

- Как Вы можете доказать, что эта книга является настоящим Словом Самого Бога?

- Ты работаешь в библиотеке, много читаешь. Правда?

Я кивнула, искоса посматривая на большую Книгу в чёрном кожаном переплёте.

– Можешь ли ты мне назвать хоть с десяток книг, которые полностью меняют жизнь человека? И, заметь, меняют в лучшую сторону. И ещё одно: это единственная Книга в мире, которая говорит, что человек плох или по-другому можно сказать, грешен. И сделать его чистым, освободить от греха может лишь один Бог.

Я думала, глядя в окно. Там готовились умыться ночной росой почти чёрные, окрашенные по краям красной краской, деревья. Сквозь приоткрытое окно в дом втягивалась свежесть ночи.

- И Вы хотите сказать, что мне нужно поверить в то, что там написано?

- У тебя нет особого выбора. Или ты веришь - или нет. Третий вариант исключается, – ответил мне Фёдор.
Версия для печати
ТЕМЫ
АКТУАЛЬНО
ВОПРОС НА УЛИЦЕ
ВОПРОСЫ БИБЛИИ
ДЕТСКАЯ СТРАНИЧКА
ДЛЯ ЖЕНЩИН
ДЛЯ ПОДРОСТКОВ
ДО БРАКА
ДУХОВНАЯ СТАТЬЯ
ЖИЗНЬ ЦЕРКВЕЙ
ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ
ИНТЕРВЬЮ
ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ
ИСТОРИЯ ГИМНОВ
КОМИКСЫ
КРОССВОРД
МИССИОНЕРСКИЙ ОПЫТ
НА ЖАТВУ
НА НОВЫЙ ГОД
НА ПАСХУ
НОВОСТИ
ПОЭЗИЯ
ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ
ПРАКТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ
ПРОПОВЕДЬ
РАССКАЗ
РОЖДЕСТВО
СВИДЕТЕЛЬСТВО
СЕМЬЯ
УРОКИ ИСТОРИИ
ЧИТАТЕЛИ СПРАШИВАЮТ
ЭКСПРЕСС-ИНТЕРВЬЮ

ОТ РЕДАКТОРА
АВТОРЫ
Наталья ГУРМЕЗА
Родилась и выросла в Молдове, по национальности украинка, училась и воспитывалась на русских традициях и культуре, живу в США. Вместе с мужем растим и воспитываем четверых сыновей. Мои университеты – книги и люди, которые меня окружают...
статьи автора
© 1999-2017 "Голос Истины"
All Rights Reserved.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной на сайте www.istina.info допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на www.istina.info. Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), так же со ссылкой на журнал "Голос Истины" и сайт www.istina.info. Связь с Редакцией.
ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ АВТОРЫ АРХИВ ПИШИТЕ НАМ ВХОД