ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ АВТОРЫ АРХИВ ПИШИТЕ НАМ ВХОД
ИЮНЬ 2006, № 6 (81)
ОТ РЕДАКТОРА

Друзья и читатели христианского портала "Голос Истины". На протяжении многих лет, редактором трудился брат Виталий Бойко. Так как журнал был учрежден церковью "на Горе", города Спокен, а Виталий, по приглашению другой баптистской церкви, перешел на служение пресвитера в ту церковь, на сегодня В. Бойко более не является редактором этого издательства. 

Много сил, здоровья, времени и знаний было отдано Виталием как в организацию, так и в развитие этого журнала. Мы благодарны Богу и брату за труд во имя Его.

Надеемся, что Господь пошлет работников и этот сайт послужит для многих полезным ресурсом в жизни хождении за Господом. Оставляйте свои пожелания, комментарии, отзывы.

читать дальше
ОТЗЫВЫ
Являются ли «ментальные впечатления» или внутренние побуждения Божественным откровением?

Интересно, Джон Макартур представляет свое личное отцовство, пасторство на условиях своей догматики, т.е. свое полное молчание после выдачи своих письменных всеобъемлющих общих указаний? :)

- Ирина Чадова
читать статью


Виртуальная вера “богатого юноши”

Отличная статья! Спасибо. Правильное (Библейское) соотношение виртуального и реального в вере, действительно, очень важно для ее истинности.

- Ирина Чадова
читать статью


Выбор спутника жизни и Божья воля

Побольше бы таких открытых практических статей да ещё бы и по разным темам христианской жизни. И “урим и тумим”, и голоса с неба, и даже соответствующие сновидения часто подгоняют под свою волю, диктуя Богу свои условия. А "судя логике статьи" хорошо предложено самое наилучшее - Библия и её изучение - не “впрягаться с неверным” (как и отмечено автором), а "бороться с ослепляющим эффектом влюбленности" любому - верующим или неверующим. Спасибо Геннадий!

- Leonid
читать статью


Выбор спутника жизни и Божья воля

"Оказалось, что брат не использовал “урим и тумим”, и голоса с неба не было, и даже соответствующие сновидения его не посещали. Что это, как не ложь?" А что? других методов Божьих откровений не существует? Я думаю обвинять человека во лжи из-за узости знаний и опытов - грех не менее тяжкий.... как-никак - клевета...

- Андрей
читать статью


Дружественные Сайты

Facebook
Spokane Slavic Baptist Church
Сайт Христианского Радио
Свет Мира
Slavic Christian Academy


В НОМЕРЕ

РАССКАЗ

НОЧЬ НА УЛИЦЕ ЗАГОРСКОЙ
Сергей МАНАХОВ (Калтан, Кемеровская обл.)
Версия для печати
Тёплая майская ночь. На улице Загорской в деревянном бараке, что расположен на окраине горняцкого посёлка «Красный вымпел», в квартире на втором этаже горит свет. Барак, угрюмый и старый, ещё довоенной постройки, с фундаментом, ушедшим в землю, с покосившимися от времени чёрными оконными рамами. Да и сама улица, серая и невзрачная, с дощатыми полусгнившими тротуарами и лужами, напоминает поселение каторжан, а не шахтёров. Единственное, что её украшает, – нежная майская зелень. Но сейчас деревья посеребрены лунным светом, и догадаться, что на дворе пора цветения, можно лишь по тому, как дурманяще пахнет чистый воздух, напитанный запахами клейкой листвы.

Свет горит в квартире молодой безмужней женщины Галины Даниловой, голубоглазой, пышнотелой и всегда добродушной. В юные годы она была хохотушкой и заводилой в компании. Ей казалось, что жизнь легка и никогда не кончится. Но прошло время, и прекрасные иллюзии растаяли, как утренние сны.

Галя сидит в зале у гроба пятилетнего сына Юрочки. Рядом, сгорбившись, будто маленькая старушка, на самодельном табурете притихла её семилетняя дочь Поля. Она жмётся к маме, размазывает на щеке слёзы и время от времени поднимает русую головку кверху. И когда она это делает, становится видно, что Поля некрасива, даже безобразна: ее маленькое личико немного стянуто, искривлено и ... с заячьей губой. И оттого, что Поля плачет, она похожа на уродца.

Умер Юрочка неожиданно. Двое суток назад, утром, у него, совершенно здорового, поднялась температура. Врачи «Скорой» ничего определённого не сказали. В больнице ясности тоже не прибавилось. К вечеру ребёнку стало хуже. Начались судороги …

В углу детской комнаты, на коврике, лежат его игрушки: собачки, кошки, машины.

Галя держит дочь за руку, и, когда девочка всхлипывает, у неё самой из груди вырывается стон. Ей кажется, что ещё мгновение – и ресницы у сына дрогнут, он откроет глаза. Но это не происходит. Губки у Юрочки, как у взрослого, плотно сомкнуты и черны.

Сложная, скверная штука – жизнь. Никогда не знаешь, куда тебя вынесет её течение: к богатству, славе или к большому горю, от которого только в смерти и бывает избавление. Но вот беда: если смерти сильно хочешь – она не приходит, а руки на себя накладывать – грех.

Что такое грех, Галя знала с ранних лет. Родители её были верующие, и юность девочки прошла в церкви Евангельских христиан. Галя бережно хранила в памяти те далёкие годы детства, когда ещё ребёнком слушала истории об Иисусе Христе. Это было самое хорошее и светлое время в её жизни. Чистое сердечко девочки, словно губка, впитывало Божье Слово.

Галин папа, диакон церкви, был человек большой доброты и очень любил детей. Девять ребятишек – семья немалая, да и прожить нелегко. Но Николая Степановича трудности не пугали: он искренне веровал в Господа и знал, что в этом мире не одинок.

Первое большое горе в дом Даниловых пришло, когда Гале было пятнадцать. Она тогда училась в строительном техникуме и подавала надежды окончить его с прекрасной аттестацией. После учёбы, да и в выходные, девушка всей душой была в церкви. Потом Галя покаялась. И её жизнь, мысли, дела, поступки, – всё было неразрывно связано с домом Божьим.

Известие о смерти мамы застало Галю в техникуме и было для девушки большим ударом. Болела Евдокия Петровна редко, но в последнее время её мучило артериальное давление. Но чтобы умереть нежданно-негаданно от кровоизлияния – к этому Галя готова не была. Смерть дорогого на свете человека выбила у девушки из-под ног почву.

Сейчас, сидя у гроба сына, она не отдаёт отчёта, что же произошло тогда, в ту ненастную и тяжёлую пору её жизни. В то время за первым горем в их дружную христианскую семью уже прокралось второе, ещё нелепей и страшней. Но Галя об этом не думает. Вялой рукой она гладит холодный лоб мальчика. Хочет плакать, но слёз нет, они выплаканы. Юрочка ничего не слышит. Ему всё равно. Он лежит строгий, с жёлтым личиком и ручками, связанными бинтом. Поля вздыхает, как взрослая, и теснее придвигается к матери: ей страшно. Галя протяжно стонет и прижимает голову дочери к груди, будто хочет спрятать маленькое сердечко Поли от незаслуженной обиды и боли. А боль эта пришла в их дом через саму Галину. Конечно, она понимает, насколько тяжелы её грехи. Но осмыслить, что же тогда случилось на самом деле, Галя сейчас не в силах. Единственное, о чём она может думать, – это её сын, ее кровинка.

Ледяной ком обиды остудил горячее сердце Гали ещё тогда, когда умерла мама. Своими острыми холодными гранями он ранил ей душу. Хотя порою боль утихала, хотя девушка вновь становилась ревностной христианкой, длилось это недолго. Галя не могла простить Богу утраты в своей семье. С кончиной матери для неё рухнул весь мир. По её понятиям, допустить незаслуженное горе со стороны Неба было немыслимо.

С неверующим мужчиной Галя встретилась, когда ей было двадцать три. Это был невзрачный, низенький и плюгавый субъект с плохим прошлым, резкими движениями и бегающими глазами. Как и чем он мог завоевать сердце Гали – для посвящённых в это дело оставалось загадкой. К тому времени девушка была членом церкви и своего избранника, «халдея», показывала сёстрам тайком.

Не думали не гадали её подружки, что дело кончится так плохо. Антипатию к Галиному избраннику они выразили лишь тем, что дали ему меткое прозвище: его девчонки окрестили «гусём». Но не потому, что гусь – птица драчливая и гордая. Сёстры прозвали так мужчину по причине того, что он был по-настоящему несуразен и глуп.

От церкви Галю отлучили, когда скрыть грех стало невозможно: беременна. От кого?! Какой срок? Десятки вопросов тревожили умы прихожан. Для семьи Даниловых и церкви это был гром среди ясного неба.

Николай Степанович ходил как в воду опущенный. «Эх, Галька, Галька! Слава Богу, хоть мать твоя этого сраму не видит», – сказал он тогда дочери. Но Галя промолчала. Она давно свыклась с мыслью о позоре и приготовила себя к тому, что это – неизбежность. Единственное, что её утешало – появление на свет ребёнка. Пусть он будет незаконнорожденный, пусть её осуждают и мир, и друзья, и недруги. Ей ничего не страшно. Она согрешила, но у неё ещё осталась вера. Разумеется, Господь, взыщет, но это не пугает Галю: ребёнок компенсирует и боль, и позор, который она терпит последнее время.

Но это был самообман, и помочь он не мог. Какая-то неудержимая лихая сила закрутила- закружила Галю и наотмашь бросила в мутный глубокий омут. Пытаясь спастись, она беспомощно барахталась, слабая и несчастная. Никто на свете не знал, сколько слез выплакала Галя по тому драгоценному и святому, что потеряла. Но холодный омут затягивал Галю всё глубже и сильнее. Она понимала, что за неё, пусть не все, но молятся в церкви, ходатайствуют перед Богом домашние, но, тем не менее, Галя чувствовала, что идёт ко дну. Она уже и не думала о спасении, но и не догадывалась, что судьба приготовила ей удар страшнее смерти.

В роддоме, когда ей первый раз принесли дочь, с Галей случился обморок. К своему ужасу она увидела, что вместо нормального рта у девочки было просто отверстие. Эта картина представляла столь мрачное зрелище, что человеку постороннему привыкнуть к ребёнку было невозможно. И только любящая мать могла обогреть и принять то, что есть.

Вместить такое горе человеческому сердцу было трудно, и Галя от стыда и безысходности уехала в другой город. Плюгавый жених стал теперь ей ненавистен, и она впервые серьёзно задумалась, какую глупость допустила в жизни.

В новом городе Н. на операцию дочери Галя истратила все сбережения. Правда, то, что сделали врачи, отчасти помогло: ребёнок стал походить на человека. Но нужда тоже знала своё дело и толкнула Галю Данилову на очередной безрассудный шаг.

Вторым её избранником был субъект не менее «интересный», чем первый. Но теперь Галя искала не прихотей, и руководило ею не вожделение: молодая женщина нуждалась в помощи. Разумеется, материально ей помогали близкие, но их внимание не могло заменить семейного счастья. Крепкая мужская рука, которая способна в трудную минуту поддержать и утешить, – она всегда где-то рядом, только её нужно найти. И Галя, по своей неопытности, сделала вторую ошибку.

Новый «неофициальный» муж был лучше первого и на внешность, и характером. Но как зачастую случается в семейных парах, чьи отношения до вступления в совместную жизнь были коротки и поверхностны, так это и произошло в Галиной жизни.

Первое время Анатолий был идеальным мужем. Не пил, не курил, работал. Зарплату приносил домой полностью. Был тих, скромен и обходителен с Галей, которая, нужно сказать, была на седьмом небе от своего, так нежданно нагрянувшего на неё, бабьего счастья.

Но коварной, нехорошей штукой порою бывает жизнь. Никогда не знаешь, где споткнешься, да и довериться кому-то, открыть душу – тоже большая проблема. Трудно найти человека, который умеет хранить тайны сердца. А что может быть хуже одиночества? Посоветоваться ей было не с кем, да и молилась Галя теперь редко. Вот и осталась она со своей судьбой один на один.

Однажды, когда они уже прожили полгода, Анатолий не пришёл домой. Просто взял и исчез. Как испарился. Словно его никогда и не было в Галиной жизни. Сколько слез она выплакала в те хмурые ночи! Ведь случилась эта злая ирония тогда, когда она узнала о своей беременности.

Анатолий появился, через две недели, грязный и пьяный. Первое, что он сделал, забрал пенсию Поли, которую Галя недавно с трудом выхлопотала. И с этого дня начались его хмельные оргии. Что было делать Гале? Она просто плакала и крепилась. Но когда Анатолий стал заниматься рукоприкладством, это переполнило чашу терпения бедной женщины. Галя всё рассказала отцу.

Николай Степанович вопрос разрешил быстро. Он забрал дочь с внучкой к себе, а спустя некоторое время помог им с жильём: определил в барак на Загорской улице.

Анатолий на первых порах «петушился, качал какие-то права». Но потом поутих, смирился и опять стал таким, как прежде. Но Галя, наученная горьким опытом, жить с ним наотрез отказалась.

И началась для неё тихая, размеренная жизнь с маленькими радостями в ожидании ребёнка и с печалью по оставленной церкви. Как и во время первой беременности, Галя ободряла себя мыслью, что дитё принесёт утешение за все невзгоды, которые выпали на её долю. Будущий ребёнок был ей необходим. В нём она видела связующее звено с тем миром, который так беспечно оставила. Всё то духовное, что Галя потеряла, ей было необходимо вернуть. Но как это сделать!? С чего начать – она не знала. Робость и стыд околдовали ей душу, вовлекли в пассивность к Евангелию. Её грехи были бременем, тяжёлым балластом, который всякий раз сковывал Галино мышление, когда она становилась на колени. Молитва просто не шла: её не могла родить больная, обожжённая грехом душа. Небесное Сияние было где-то рядом. О Его присутствии Галя догадывалась наитием, но напитать голубизной Неба своё сердце она не могла. Для неё это было и камнем преткновения, и ежедневной болью. Теперь она рассчитывала лишь на снисхождение, которое могло даровать некогда попранное Провидение. Именно милость Господа, по соображениям Гали, должна была проявиться к ней как к матери-одиночке. Только рождение ребёнка могло унять гнев Неба и вновь связать Галю с церковью. Но не знала ещё Галя, что беда по земле одна не ходит.

Юрочка родился здоровым полноценным мальчиком. Чего лучшего ещё было желать Галине Даниловой? Она за долгое время первый раз почувствовала себя счастливой. Радость её тем более была полной, что сын оказался на удивление смышленым и любознательным. В отличие от Полины, которая с трудом научилась читать в семь лет, Юрочка к пяти годам хорошо знал азбуку и мог быстро складывать буквы в слова.

Родные Галю не оставляли. Николай Степанович, по доброте сердца, души не чаял во внуке. Остальные родственники, братья и сёстры тоже любили мальчика, нисколько не меньше, чем Полю.

Грехи Галины, её отступничество от Истины со временем стали казаться не такими уж и большими. Время шло своим чередом, и многое просто забылось. Да и нужно ли человеку ворошить чьё-то тёмное прошлое, когда у каждого своих пятен хватает? Люди есть люди – безгрешных нет никого.

Вскоре, когда сыну исполнилось пять лет, Галю восстановили в церкви, и на улицу Загорскую, в старый деревянный барак, пришли мир и покой.

На этом, любезный друг и читатель, можно закончить сие повествование. Но это только по представлениям человека, по свойству его сердца стремиться к хорошему, жизнь, какой-то её этап должен завершиться счастливо. Ведь душа, как бы она жестока ни была, как бы её ни опорочил грех, всегда способна искать свободу от зла, любить и быть прекрасной. И какие бы истории люди ни читали, и ни слушали, они всегда предпочитают в них хороший конец. Но жизнь устроена совсем иначе. Никогда не угадаешь, где она тебя ударит. Разумеется, если не знаешь Христа или идёшь против рожна.

Галя сидит у гроба Юрочки. Сквозняк, когда в доме покойник, – вещь недопустимая. И она плотно закрыла в квартире окна. Но это не препятствует разложению трупа, и в комнате чувствуется тлетворный сладковатый запах.

– Мамочка, родненькая, ну, почему я, такая страшная, – и живая? – хнычет Поля. – Почему Юрочка, красивый и умненький, умер? Это я должна лежать вот здесь …

Но Галина молчит, гладит Полю по голове и, делая попытку забыться, вспоминает убитого горем отца. Николай Степанович с родными из дома скорби ушёл поздно вечером. За последние день-два он здорово сдал и, как всегда, был немногословен. «Знаю, Галя, муторно у тебя внутри. Но кабы жила ты, как все нормальные люди, разве такое могло случиться?» – сказал он ей уже в дверях только одну фразу.

Конечно, Николай Степанович был прав. С этим Галя полностью согласна. Но теперь ей не до этого. В её сознании всё туманно и расплывчато. «Мамочка, родненькая, почему я живая? По-че-му? По-че-му?» – звучат, как удары колокола, слова дочери в её воспалённой голове. Пытаясь избавиться от наваждения, Галя крепко сжимает виски руками, но это не помогает. Голос, напротив, приобретает ещё большую силу и настойчивость. Тогда Галя, не замечая, что Поля плачет и жмётся к ней всё сильнее, ложится лицом на холодные ручонки сына и начинает тихонько выть, а губы её ... шепчут молитву.

До утра ещё далеко. За окном на улице Загорской тёплая майская ночь. Где-то вдали, откуда нельзя увидеть свет в окне Галиного барака, играет музыка и смеётся молодежь. Пора цветения в природе и миг юности – лучшее, что может хранить душа человека до глубокой старости. Но какое дело молодости до того, что в бараке с покосившимися от времени чёрными окнами горит свет. Таких ночей, с запахом сирени, благоуханием черёмухи и первыми робкими прикосновениями рук влюблённых, в году очень мало! Зачем нужно молодости чужое горе, когда у неё впереди вся жизнь. Май, 2006 г.
Версия для печати
ТЕМЫ
АКТУАЛЬНО
ВОПРОС НА УЛИЦЕ
ВОПРОСЫ БИБЛИИ
ДЕТСКАЯ СТРАНИЧКА
ДЛЯ ЖЕНЩИН
ДЛЯ ПОДРОСТКОВ
ДО БРАКА
ДУХОВНАЯ СТАТЬЯ
ЖИЗНЬ ЦЕРКВЕЙ
ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ
ИНТЕРВЬЮ
ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ
ИСТОРИЯ ГИМНОВ
КОМИКСЫ
КРОССВОРД
МИССИОНЕРСКИЙ ОПЫТ
НА ЖАТВУ
НА НОВЫЙ ГОД
НА ПАСХУ
НОВОСТИ
ПОЭЗИЯ
ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ
ПРАКТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ
ПРОПОВЕДЬ
РАССКАЗ
РОЖДЕСТВО
СВИДЕТЕЛЬСТВО
СЕМЬЯ
УРОКИ ИСТОРИИ
ЧИТАТЕЛИ СПРАШИВАЮТ
ЭКСПРЕСС-ИНТЕРВЬЮ

ОТ РЕДАКТОРА
АВТОРЫ
Сергей МАНАХОВ
Христианский писатель. Автор рассказов и статей.
статьи автора
© 1999-2019 "Голос Истины"
All Rights Reserved.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной на сайте www.istina.info допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на www.istina.info. Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), так же со ссылкой на журнал "Голос Истины" и сайт www.istina.info. Связь с Редакцией.
ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ АВТОРЫ АРХИВ ПИШИТЕ НАМ ВХОД