МАРТ 2004, № 3 (54)
В НОМЕРЕ

МИССИОНЕРСКИЙ ОПЫТ

Они ждут любви...
Сергей СПИЦА (Кременчуг, Украина)
Нуждающихся детей много. По численности их можно сравнить с армией, по их имущественному состоянию – с рабами. Могут ли христиане изменить что-либо в судьбах этих детей? Да, могут, если захотят. Дети улицы ждут от нас любви, внимания и помощи.

Приходилось ли вам в жизни испытывать ощущение временной потери контроля над временем и происходящими событиями, когда, закрыв на мгновение глаза, вы ослеплены врезающимся в ваше сознание знаком «STOP»? После такого состояния вы еще некоторое время не можете смириться с мыслью, что это реально произошло, и те ценности и понятия, по которым вы жили, начинают таять, как снег под лучами солнца. В одно мгновение перед глазами проносятся сотни событий, предшествующих случившемуся, и в сознании, как удары колокола звучит: "А ведь я мог предупредить, мог уделить больше любви, заботы, внимания…". Но, как правило, вернуть этим упущенное время невозможно. Это довольно неприятное состояние, но Господь допускает такое, чтобы мы сделали остановку, оглянулись назад и поразмыслили, сверили свои "духовные часы". Недавно такое состояние пришлось испытать и мне.

Холодный январский вечер. За окном медленно и тихо опускаются на землю снежинки в свете лунного неба, и кажется, что ничто не может нарушить их грациозный танец. Звонок в дверь. Первая мысль - "Кто может так поздно придти?". После некоторой паузы иду и спрашиваю, кто пожаловал. За дверью слышится дрожащий от холода голос: "Это я, Саня, друг Тимура, который к тебе приходит". Открываю двери и вижу продрогшего от холода, съежившегося подростка лет 14-ти в летней заношенной курточке и рваных кроссовках. - "Можно у тебя погреться и покупаться?". - Я начинаю припоминать, что Тимур рассказывал о своем друге, который убежал из дому и живет с двумя ребятами в заброшенном доме. Хотя было уже и поздновато, и этого парня я, практически, не знал, но отказать и захлопнуть дверь не смог. Пара ободряющих фраз, теплая и чистая одежда после душа и чашка горячего чая расположили Сашу на откровенную беседу о его жизни.

С 9 лет растет без отца, три года уже живут на Украине после переезда с матерью из России в поисках лучшей доли. Отца толком и не помнит, но некоторые воспоминания остались, да вот только не из приятных. Вспоминает, как мать закрывала его в кладовке, чтобы пьяный муж не избивал малыша, вымещая дикую агрессию на семье. Через маленькую щель в деревянной дверце кладовки и мутный от слез взор, съежившись от страха за мать и себя, наблюдал за происходящим. Чаще всего так и засыпал взаперти, боясь даже попроситься в туалет и обратить на себя гнев отца. Со временем и мать стала выпивать с отцом, чтобы тот не ходил по друзьям и не попал в беду. Денег в доме постоянно не хватало, все пособие уходило на выпивку и курево родителям. Когда в доме родители с собутыльниками устраивали запои на несколько недель и не было еды, уходил к соседям. Днем собирал и сдавал бутылки и макулатуру, чтобы заработать на пропитание, подворовывал по мелочам на продуктовом рынке. Летом ночевал в заброшенных домах, шахтах теплотрасс, на городской свалке. В свои 14 лет закончил только 5 классов, с трудом пишет и читает. Как и большинство ребят из так называемых "неблагополучных семей", рано попал на улицу, которая и стала для него мамой и папой. Чтобы выжить на улице, ребята объединяются в группы: так легче воровать, отбиваться от недоброжелателей, отвоевывать городские территории у таких же группировок. Уже в 10 лет начал пить, сначала это было столь популярное среди взрослых пиво - потом водка, а закончил в 12 лет сильнейшим токсическим отравлением после употребления жидкости неизвестного происхождения, "которую принесли пацаны и сказали, что здорово вставляет даже от одного глотка". Курить начал так рано, что и не может припомнить, сколько тогда ему было. В 11 в первый раз попробовал "смотреть мультики" после вдыхания токсичных паров клея. Не раз попадал в милицию, различные государственные приюты и всякого типа интернаты, но нигде больше 2-3 недель не задерживался - убегал жить на улицу, чтобы опять вдохнуть пьянящий "аромат" свободной жизни. Только от чего свободной - от тепла домашнего очага, от заботы и любви родителей, от подарков на дни рождения, от той прекрасной части жизни, которая называется детством и в моей жизни при воспоминании вызывает самые радостные и теплые чувства. Но передо мной сидел человечек, который так и не испытал на себе ничего из того, что мы воспринимали в детстве как само собой разумеющееся, что только по прошествии многих лет оценили по-настоящему.

А Саша все рассказывал и рассказывал истории и приключения из своей жизни. Но я на некоторое время просто ушел в свои мысли, и уже даже не слышал его слов, только смотрел в его серые большие глаза и сердце мое обливалось кровью: так хотелось обогреть и одарить его той любовью и заботой, которую вложил в мою душу Господь, заботу, которую я в полной мере получил и от своих родителей. Я все подливал ему чай, подсовывал поближе бутерброды и печенье, делая вид, что внимательно слушаю его, а сам из последних сил сдерживал слезы, которые, казалось, так и хлынут у меня из глаз, а Сашка и не поймет, что со мной происходит. Ведь историю он рассказывал веселую: как они воровали арбузы и его с "пацанами засекли менты".

"А что с отцом произошло?" - спросил я, чтобы перевести разговор в другое русло. "Напился, шел домой и не дошел - упал в канаву и до утра замерз", - ответил, отводя глаза в сторону, Сашка. После этого мать решила начать новую жизнь, устроилась на работу, Саша в школу стал ходить. Казалось, жизнь налаживается. Вскоре мать познакомилась с дядей Вовой, который после отсидки срока вернулся на волю. Для Сашки он был авторитетом: на руках наколки, играл на гитаре, давал на мороженое. Но долго счастье не продлилось. И опять начались пьянки и скандалы. И опять Сашку "с радостью" приняла улица, где он и по сей день обитает. С наступлением зимних холодов стало труднее найти ночлег. В подвалах жилых домов часто устраивают облавы, так как жильцы вызывают милицию. Сашка спросил, есть ли у меня теплая обувь, курточка и одеяло. Я подыскал ему все необходимое, дал немного продуктов с собой, и так как время было уже позднее, Саша отправился на ночлег к своему дяде Паше, который "строгий, но добрый". Перед уходом Саша спросил меня, сколько стоит пластическая операция, чтобы сменить лицо. Мне этот вопрос показался довольно странным. Я ответил, что не знаю точно сколько, но определенно дорого, ему не по карману. В глазах мальчика я заметил непонятную грусть и озабоченность, но предположил, что ему понравилось у меня и он не прочь остаться на ночлег, но, видимо, стеснялся попросить об этом, да и для меня это было бы рискованно, ведь я его совсем не знаю. Мы попрощались, и Саша ушел. Ложась отдыхать, у меня никак не выходил из головы вопрос Саши о пластической операции. Особенно мне запомнились его глаза, которые выражали какую-то озабоченность, беспокойство и печаль. Я еще долго думал о том, что мог бы поговорить с ним о Христе, рассказать, почему я помогаю таким ребятам, как он, но думал, что сразу он не воспримет серьезно, так как у него и так много впечатлений от того, что я выслушал, впустил и еще дал с собой продукты и одежду. Думал, что он обязательно придет еще, как и обещал, и тогда я уж смогу спокойно, без спешки рассказать о спасении и Христе.

На следующий день пришел ко мне Тимур. Судьба этого мальчика немногим отличается от Сашкиной, разве только тем, что у Тимура есть отчим и мать, есть "дом", если так можно назвать продуваемую всеми ветрами лачугу с битыми стеклами и щелями в стенах. Как обычно, я накормил подростка, мы поговорили о последних событиях в его жизни, он принес мне показать свой фотоальбом из 6 фотографий, где он запечатлен в детстве (что для меня было приятным фактом, так как сделал это он по собственной инициативе) и рассказал о каждой из фотографий с детской наивностью и искренней радостью. После того как я показал ему фото из своего альбома, я вспомнил о Саше и решил поговорить о нем с Тимуром.

В ответ я услышал удивленную реплику о том, что я отстал от жизни и не в курсе последних событий. Оказывается, что целый вечер и ночь по всему району, где часто бывает Саша, дежурила милиция, чтобы "забрать" его. Со слов Тимура, словили Сашу только утром и увезли в участок. Вот тут-то я и вспомнил вопрос мальчика о пластической операции, а после последующих слов Тимура у меня наступило ощущение временной потери контроля над временем и происходящими событиями, с чего я начил этот рассказ. - "Сашку забрали в ментовку за убийство матери его подружки", - без всяких эмоций сообщил Тимур. - Потом он еще говорил что-то, но я уже не слышал его слов, только перед глазами у меня, как на экране, прокрутился тот визит Сашки в тихий январский вечер. Как мне стало печально и горько, что не сумел я распознать в том прощальном взгляде Саши крик о помощи, который вырывался у него из глубины души! Как жаль, что отложил я на потом самое важное - беседу о спасении и покаянии, о том, что есть надежда, что есть Тот, кто всегда простит, всегда поможет в трудную минуту, когда кажется, что все от тебя отвернулись и в жизнь зашла в тупик! Как жаль, что время не повернуть вспять…

Зато в наших силах спасать сотни таких, как Сашка, которые погибают на улицах, которые отравляют свое тело и душу. Если мы, христиане, оказываемся равнодушными к таким детям, если мы, видя их на улице, отворачиваем свой взгляд и успокаиваем свою совесть тем, что Бог не оставит сирот, что кто-то, другой, поможет, а я не умею, да и некогда мне, то есть о чем серьезно подумать. Господь завещал заботиться о сиротах. Воля Его исполняется через дела тех христиан, которые помогают обездоленным детям. Но, а как же ты? Сегодня ты "оправдался" перед своей совестью, пройдя мимо этой беды, а когда придешь на Суд Господний, думаешь, что и там Бог примет твои "липовые" оправдания? Думаю, что нет, там этот "номер" не пройдет.

Нуждающихся детей много в каждом городе. По численности их можно сравнить с армией, по их имущественному состоянию - с рабами. Могут ли христиане изменить что-либо в судьбах этих детей? Оказывается, да, могут, если захотят. Дети улицы ждут от нас любви, внимания и помощи. Не оставайтесь равнодушными и начинайте с малого, а Господь благословит вас.

Я на себе испытал обильные благословения в труде с обездоленными детьми. Вот уже почти год я принимаю участие в судьбах детей, по различным причинам оказавшихся без родителей. Таких детей достаточно и в вашем селении, стоит только обратить на них внимание. Начал я с того, что перестал давать мелочь ребятам, которые попрошайничали на улице, так как деньги эти не всегда идут на покупку продуктов, а зачастую на них приобретается клей или сигареты. Я стал приглашать таких ребят к себе домой, чтобы поближе познакомиться, накормить и дать возможность привести себя и одежду в порядок. Рассказывал им о Христе и нашей церкви, приглашал в воскресную школу для подростков. И результат был. Хотя и не сразу, но изменения в лучшую сторону в их жизни произошли, а главное они - узнали Истину, приобрели надежду в жизни.

В нашем городе, как и в большинстве населенных пунктов, есть городская свалка, расположенная за чертой города. Такие свалки стали местом заработка и проживания многих детей улицы. Здесь они могут заработать 5-10 гривен в день путем выгребания из мусора макулатуры, металла и пластика, который затем сдают перекупщикам. Несколько раз в неделю (зависит от наличия средств) мы привозим на свалку горячие завтраки, так как зачастую ребята находят еду на свалке в виде просроченных продуктов, вывозимых из магазинов. Часто такое питание приводит к острым отравлениям и болезням. У ребят нет возможности поддерживать себя и свою одежду в более или менее порядочном виде. На данный момент мы привозим им вещи, но в перспективе хотим приобрести дом и организовать там приют для детей, которые живут на улице.

В большинстве городов есть государственные приюты, куда дети попадают, совершив мелкое правонарушение или после милицейского рейда по улицам города. Там ребята находятся до 3-х месяцев, пока решается их судьба - возвращение в семью или распределение в интернат. Приют работает как режимное учреждение, а это означает, что некоторые из ребят месяцами сидят за зарешеченными окнами, а на питание в день выделяется 4 гривны (около 75 центов) на ребенка. Разве не нуждаются они в любви и помощи со стороны христиан? Слава Господу, что в нашей церкви нашлись добровольцы, которые каждую неделю приходят в приют на общение с ребятами. Не нужно больших материальных затрат на такие посещения, нужно только желание, понимание того положения, в котором оказались дети, и любовь в сердце.

Я хочу поблагодарить тех людей, которые откликнулись на просьбу принять посильное участие в судьбе обездоленных детей. Благодарю за молитвы, за присланные посылки с одеждой и продуктами, за финансовую помощь. Пусть Господь обильно благословит вас и воздаст во сто крат. Ребята очень благодарны вам за заботу. Особая благодарность за молитвы и помощь Славянской Баптистской Церкви (г. Спокен, США), Дмитрию Александрову и семье Луниных (г. Спокен, США), семье Балакириевых (г. Порт Шарлотта, США), семье Казарианц (Израиль), Helen Heer (Германия), Байдак Жанне (Украина). Просим и дальше продолжать молиться о служении с детьми и принимать посильное участие, чье сердце Господь расположит к этому. Материальную помощь и одежду можно присылать на адрес: Спица Сергей, ул. Бутырина 37 а, г. Кременчуг, Полтавская обл., Украина 39600, тел. (0536) 71-16-83. Пишите, кто желает заниматься служением с детьми улицы, но не решается начать. Мы будем молиться за вас и делиться опытом. А остальным читателям хочу пожелать: когда столкнетесь со взглядами ребят на улице, не спешите отводить в сторону глаза. Быть может, именно сейчас они более всего нуждаются в вашей любви.

© 1999-2019 "Голос Истины" All Rights Reserved.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной на сайте www.istina.info допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на www.istina.info. Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), так же со ссылкой на журнал "Голос Истины" и сайт www.istina.info. Связь с Редакцией.