Жизнь в Северной Корее – ад. Жизнь в США – рай.

55-летнему Чою удалось сбежать из трудового лагеря, куда он попал в результате преследования правительством за его христианскую веру.

“Мы не могли громко разговаривать во время богослужения. Не могли петь во время поклонения… это было так тяжело, – рассказывал через переводчика Чой во время интервью для Fox News. – Также мы вынуждены были прятаться, чтобы другие нас не видели”.

Несмотря на необходимость прятать свою веру от глаз посторонних, Чой горел желанием нести христианство другим людям. И он, проживая в провинции Хамген, решил основать подпольную церковь.

“Нас было около десяти человек, – рассказывает он. – Я не мог совершать никакой миссионерской работы, держа в секрете существование нашей церкви. Но если бы эта информация просочилась, нам могла угрожать высшая мера наказания”.

Северная Корея официально является атеистическим государством, в котором запрещены богослужения – за исключением “показательной церкви” в Пхеньяне для интуристов. По степени преследований христиан, эта страна занимает первое место в мире и сохраняет этот статус уже многие годы (данные американской миссии «Открытые Двери»).

“Рассказы Чоя о репрессиях верующих – как и его свидетельства о тюремных заключениях за наличие Библии и практикование веры – полностью совпадают с тем, что нам известно о Северной Корее, – сказал Дэвид Карри, президент «Открытых Дверей». – Находясь на первом месте по преследованию христианства, правительство Северной Кореи относится к христианам ужасно, считая их «врагами государства»”.

Режим этого тоталитарного государства вынуждает христиан (а их проживает в этой стране около 300 000) скрывать от других свои религиозные убеждения и тайком проводить собрания.

“В стране, где правящий режим стремится к тотальному контролю над общественностью, все, что может быть оппозицией власти – в том числе и религия, – воспринимается как угроза, – объясняет Джефф Кинг, президент христианской правовой организации “International Christian Concern”. В результате, правительство Северной Кореи делает все возможное, чтобы остановить распространение христианства”.

Это привело к тому, что религиозное население Северной Кореи ушло в подполье и поклоняется Богу тайком – во многом так, как вынуждены были делать Чой и его маленькая церковь.

“У нас была только одна Библия, – рассказывает Чой. – В провинции Хамген очень холодно. Зимой мы рыли большую яму, в которой хранили кимчхи (корейского овощное блюдо). И там же иногда проводили зимою богослужения. Летом же мы совершали поклонение в горах или у реки”.

“Я никогда не слышал термина «подпольная церковь», пока не оказался здесь, в США”, – добавил Чой. (буквально на англ. «подземная церковь», что вызывало у Чоя ассоциации с богослужениями в яме).

 В 2008 году корейские власти выследили Чоя и арестовали его. Он оказался в тюрьме департамента государственной безопасности, где его допрашивали насчет его веры.

“Меня пытали там, – рассказывает Чой, – но я все отрицал”.

По словам Чоя, его отправили в один из северокорейских трудовых лагерей строгого режима, где он смог вырваться на свободу.

“Я решил бежать, потому что боялся, что если они уже отправили меня в этот лагерь, то рано или поздно я окажусь в концентрационном лагере, и они меня убьют, – вспоминает Чой. – Я бродил между Китаем и Северной Кореей, но они продолжали искать меня. Я не хотел подвергать опасности своих друзей, поэтому решил навсегда покинуть свою страну”.

Система ГУЛАГа в Северной Корее печально известна своими ужасными условиями и жестоким обращением с узниками. Чой боялся, что его отправят в один из самых страшных лагерей этой системы – номер 22.

Этот лагерь, известный еще как Хверенский концентрационный лагерь, является частью системы лагерей, опутавшей всю эту коммунистическую страну. Лагерь номер 22 – это колония строгого режима в Северном Хамгене площадью 87 квадратных миль – был худшим местом, куда могли попасть люди, обвиненные в критике правительства.

Узники там – большинство которых отбывает пожизненное заключение – страдают от жутких условий, которые часто приводят к летальному исходу. По словам одного из бывших охранников лагеря номер 22, заключенные живут в бараках, где их расселяют по сто человек в комнате. Почти треть из них может показать следы пыток и побоев. У многих лица покрыты шрамами.  У некоторых отрезаны уши, выколоты глаза.

“К сожалению, в такие лагеря очень легко попасть, – объясняет Джефф Кинг. – Если кого-то отправляют в такие лагеря за открытую евангелизацию, туда с такой же легкостью могут отправить и того, кто просто контактирует с этим религиозным человеком”.

Узников заставляют 24 часа стоять на носочках в больших баках, наполненных водой до уровня  носа. Во время побоев их часто раздевают и подвешивают вверх ногами. Нередко используют печально известную пытку “голубь” – когда обе руки заключенного приковывают к стене на высоте 60 см и заставляют часами сидеть на корточках.

Скудный рацион из водянистой кукурузной каши держит узников в состоянии постоянного голода. Многие ради белка «охотятся» на крыс, змей и жаб. Некоторые доходят даже до того, что ищут в помете животных непереваренные зерна, чтобы употребить их в пищу. Избиения происходят ежедневно – иногда за такие мелочные «проступки», как недостаточно почтительный и быстрый поклон при появлении охранников. Охранники используют заключенных в качестве мишеней во время военной подготовки. Также они регулярно насилуют женщин, отбывающих срок наказания….

Когда Чою удалось убежать в соседний Китай, он стал размышлять о том, что делать дальше. Он слышал, что в Южной Корее не очень доброжелательно относятся к перебежчикам из Северной Кореи.

“Поэтому я попросил убежища в США”, – рассказывает Чой.

И Чою, который был тогда холост, предоставили в 2013 году убежище. Вначале он жил в Далласе и затем переехал в Лос-Анжелес, где проживает и сейчас.

Чой объяснил, что в результате травм, полученных во время пыток, он не в состоянии работать, но посвятил себя тому, чтобы рассказывать о злостных нарушениях прав человека на его родине.

“Прежде всего, у каждого человека должно быть право на свободу, – заявляет Чой. – А в Северной Корее нет свободы. По закону, у них есть свобода религии и прессы, но в действительности ничего этого нет”.

Несмотря на все трудности, с которыми может столкнуться Чой в США, он вполне счастлив.

“Есть огромная разница между тем, как я жил в Северной Корее, и как живу здесь в США, – утверждает он. – Жизнь в Северной Корее – ад…. Жизнь в Америка – рай”.

Голос Истины по материалам Fox News


© 1999-2018 "Голос Истины" All Rights Reserved.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной на сайте www.istina.info допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на www.istina.info. Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), так же со ссылкой на журнал "Голос Истины" и сайт www.istina.info. Связь с Редакцией.