Мой последний визит к отцу

Позднее мы поехали в центр города пообедать в ресторане. У отца все перепуталось в голове – он подумал, что мы в Мексике. “Вау, намного дешевле ездить в отпуск, если у тебя болезнь Альцгеймера!” – пошутил он. Черный юмор – мрачный и вместе с тем “желательный” компаньон на этом грустном поприще.

Именно грустное поприще. Некоторые болезни вызывают острую душевную боль. Болезнь же Альцгеймера, напротив, есть воплощение медленной, накапливающейся грусти. Жалость и грусть, сопровождающие этот недуг, лишь усиливаются, когда речь идет о твоих родителях, о тех, кто когда-то казались неизменным источником силы и поддержки.

Мой отец также был сильным. Детство его было непростым. У него нет недостатка в историях о школьных годах, когда жизнь наносила ему немало ударов. В 1952 году он восемнадцатилетним парнем приехал в Канаду, не зная английского языка. Он начал карьеру работником на ферме и затем постепенно переходил на более сложные работы. Один из моих любимых образов – мой отец работает на нефтяном месторождении в степях севера; ночью при минусовой температуре он спит возле нефтяной скважины, чтобы согреться, а в его кармане два замерзших апельсина.

На прошлой неделе я слетал к отцу. Он уже не реагировал на мое присутствие. По моим оценкам, он потерял около 20 кг с тех пор, как я видел его на Рождество. Его сейчас готовят к паллиативному лечению, поэтому, вполне возможно, я видел его живым в последний раз.

Когда я склонился к нему “хоть для какого-нибудь контакта”, он вдруг протянул руку и потрепал мою щеку. Разумеется, я сразу же снял этот момент на телефон для потомков. Моменты контакта при болезни Альцгеймера быстро становятся слабыми и мимолетными. Скорее всего, это был наш последний осмысленный взаимный контакт на земле.

В тот день, возвращаясь из хосписа, мы попали в сильный туман. Он тяжелой завесой накрыл озеро. Когда мы ехали по мосту, озеро словно исчезло в тумане. При езде в тумане ощущаешь некоторую оторванность, словно утрачиваешь контакт. Но выбора у тебя нет, когда ты мчишь по трассе в потоке машин. Есть только одно направление – вперед.

Эта картина навеивает метафору жизненной дороги впереди. Идет ли речь о прогрессирующей болезни Альцгеймера или вообще о естественной старости и смерти, у нас есть лишь один выбор: двигаться вперед навстречу смертному туману, который забирает наших любимых и однажды заберет нас самих.

К счастью, мы можем благодарить Бога за путь, нами пройденный, в ожидании вечного будущего впереди.

(Рандал Раузер)

Голос Истины по материалам Christian Post


© 1999-2019 "Голос Истины" All Rights Reserved.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной на сайте www.istina.info допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на www.istina.info. Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), так же со ссылкой на журнал "Голос Истины" и сайт www.istina.info. Связь с Редакцией.