Упадок религиозных колледжей и университетов (глазами “консервативного католика”)

….В 2000 году я основал онлайн-университет и приглашал ученых традиционных взглядов присоединиться к тому движению, которое я называю “консервативным”. Начиная с наполеоновских войн в Европе и формирования во второй половине 19 века “прогрессивного” движения, университеты в Европе и Соединенных Штатах впитывали преимущественно анти-традиционные идеологии. Я надеялся, что мое предприятие (довольно рискованное) привлечет союзников из многих колледжей в сфере высшего образования Америки, но обнаружил, что в высших учебных заведениях мало кто придерживается религиозных убеждений основателей этих же заведений.

Сегодня лишь горсточка религиозных колледжей и университетов противостоят тому культурному упадку и моральной деградации, которые формируют в наши дни американское общество. По этой причине, когда в прошлом году Чикагское католическое общество пригласило меня выступить с речью, я избрал тему упадка религиозных колледжей. Духовная деградация основных католических университетов достигла такого предела, что это вызвало серьезную озабоченность среди бывших выпускников и побудило их выступить против дальнейшего морального упадка этих христианских учебных заведений.

Мое понимание исторического аспекта этой проблемы значительно углубили две интересные книги: “Угасание Света” Джеймса Бертчаелла (“The Dying of the Light”, James Burtchaell), опубликованная в 1998 году, и более современная книга “Слово верующего джентльмена к смущенному Искателю” Рассела Ниели (“From Christian Gentleman to Bewildered Seeker”, by Russell Nieli, 2007).

Книга “Угасание Света” рассматривает колледжи, основанные конгрегационалистами, пресвитерианами, баптистами, лютеранами, католиками и евангеликами. Когда я  дошел до шестой главы “Католики”, то вынужден был отложить книгу. Преподобный Бертчаелл рисовал слишком депрессивную картину, описывая католический колледж в Нью-Рошелле – колледж, в котором я получил академическую должность и когда-то преподавал.

Небольшая книга Ниели “Слово верующего джентльмена к смущенному Искателю” исследует историю колледжей и университетов, открывшихся в 19 веке. Д-р Ниели отмечает, что первые колледжи открывались в протестантских христианских деноминациях с целью передать студентам моральное, интеллектуальное и религиозное наследие христианства, а также наследие древнегреческой и древнеримской культур. Вначале в сфере христианского образования доминировали конгрегационалисты, пресвитериане и англикане. Но затем – в 19 и 20 веках – учебные заведения активно начали открывать методисты, баптисты, лютеране и другие протестантские деноминации.

Позднее стали активнее действовать католики, создавая колледжи для католических иммигрантов из Италии и других стран юга и востока Европы, включая Польшу. Сегодня эти учебные заведения серьезно отдалились от того экклезиологического влияния, которое формировало их как христианские институты под вдохновением духовенства и евангельских верующих.

Среди перечисленных Ниели учебных заведений можно упомянуть следующие:

  • университеты Гарварда, Йеля и Дартмута, основанные конгрегационалистами Новой Англии;
  • Принстонский университет, основанный пресвитерианами “нового света” (“New Light” Presbyteria);
  • Колледж Вильгельма и Марии, Колумбийский и Пенсильванский университеты, основанные английской эпископальной церковью;
  • Бостонский университет, Северо-западный и Калифорнийский университеты, основанные методистами, последователями Уэсли;
  • Университет Брауна и Чикагский университет, основанные “северными” баптистами;
  • Джорджтаунский университет, Университет Фордхэм и Университет Нотр Дам, основанные католиками.

Д-р Ниели отмечает, что когда-то даже государственные учебные заведения отражали ценности протестантского христианства. Это влияние формировало характер студентов и прямо касалось учебного плана; были обязательными утренние богослужения (“чаплы”), послеобеденные молитвы, а также предметы, требующие изучения классических языков (греческого и латинского), Библии и произведений греческих и латинских авторов. Преподавателями были рукоположенные священники, которые могли читать целый набор разнообразных курсов. Вся программа этих институтов была нацелена на служение Христу и достижение морально-духовных целей.

В 200-летний период между колонизацией Америки европейцами и Гражданской войной христианское – т.е. протестантское – образование стремилось к сочетанию наилучших научных знаний с духовными библейскими истинами. Христианские учебные заведения не закрывались от светских наук и готовы были критиковать католическую церковь за преследование Галилео.

Поворотный пункт наметился во время Гражданской войны, которая вместе с публикацией книги Дарвина “Происхождение Видов” в 1859 году разрушила во многих традиционное христианское мировоззрение. Библейское объяснение творения мира многие начали отвергать, а беспрецедентная жестокость войны ослабила в обществе веру в благого Бога. Также важно отметить (хотя этот момент малоисследован), что американский трансцендентализм воспринял немецкий идеализм с его взглядом на “божественность” человека и, таким образом, начал отвергать христианское учение о том, что смертный человек был создан по образу Божьему.

Многие ученые США начинали свое обучение в Германии, поэтому активно требовали, чтобы в их учебных заведениях перенималась практика немецких исследовательских университетов. Количество программ и факультетов увеличивалось, а общие базовые предметы все чаще оттеснялись академическими специализациями. В1870-ых “выборная система” все больше принималась, а от общего учебного плана все чаще отказывались.

Так началось то, что мы сегодня называем в образовании “стилем кафетерия”.

Д-р Ниели отмечает, что реформаторы христианского образования “верили в возможность сочетания аспектов христианского гуманитарного образования, формирующего характер и культуру, с новыми возможностями и более широким выбором, который предлагают новейшие исследования…. Но их надежды оказались иллюзией”.

Прошли те времена, когда требовались молитвенные студенческие богослужения, а на должности принимали только посвященных христиан. Некоторые ученые – включая Ирвинга Бэббита и Джона Эрскина – критиковали создавшееся положение вещей. Эрскин ввел в Колумбийском университете базовую учебную программу, которая содержала шедевры западной философии.

Но затем пришли 60-ые с их движением за свободу слова, с демонстрациями против вьетнамской войны и требованиями отменить базовые “греко-римские” предметы. В конце 80-ых и в начале 90-ых начали звучать призывы перейти от акцента на Западной цивилизации к мультикультурализму.

Американское высшее образование вошло в эру глобализма, мультикультурализма и исследований идентичности. Социальные изменения в Америке стали одной из движущих сил, приведших к изменениям в религиозных колледжах. Но этому способствовала также и зависимость от правительственных финансовых дотаций, которые высшие учебные заведения начали получать после принятого в 1965 году закона “Higher Education Act”.

Все это сопровождается также сужением политических взглядов в сфере высшего образования США. Группа адвокатов из организации “Heterodox Academy” указывает, что “в течение 15 лет – между 1995 и 2010 годами – академические круги сделали рывок от симпатии к левым к тому, что стали “полностью левыми””.

Влияние общественных и гуманитарных наук привело политическую ориентацию большинства факультетов к серьезному крену “влево”, из-за чего даже если некоторые предметы (от которых отказались в “бурные 60-е”) и возвращаются в учебный план, их содержание сильно искажается в целях “приведения в соответствие” с политическими предпочтениями левых.

Я провел свое, непрофессиональное, исследование с целью выяснить, в каких еще колледжах учебный план включает предметы по Западной цивилизации, – и насчитал таких только 21.

В нашей стране свыше 30 000 колледжей – и выходит, что в 2 900 колледжах студенты не проходят предметы по истории и культуре Западной цивилизации.

В свете такого упадка учебных программ стоит ли удивляться, что во многих кампусах свобода слова подавляется, что во многих колледжах наказываются факультеты, в которых нарушается “ортодоксия политкорректности”, доминирующая в студенческой культуре.

Утрата веры в католических колледжах, где богословие Фомы Аквинского заменилось богословием “социальной справедливости”, вызывает особую скорбь.

Папа Лев XIII в своей энциклике “Rerum Novarum” – “Права и обязанности капитала и труда”, – опубликованной в 1891 году, ввел концепции, которые вскоре оказали глубокое влияние на американский католицизм. В энциклике подтверждалось право на частную собственность и утверждалось, что это право основано на священных законах природы. Также провозглашалось, что главные идеи социализма противоречат естественным правам человечека.

Энциклика побуждала работодателей выполнять свои обязанности и уважать достоинство рабочих. Папа Лев XIII говорил, что использовать людей как “вещи” – постыдно. С этими убеждениями католическая церковь поддерживала организации, которые пытались облегчить жизнь бедноты. Государство также сыграло существенную роль в том, чтобы законы и различные учреждения реализовывали принцип общего благополучия и личного процветания. Утверждалось, что хотя неравенство всегда было и будет, у работников есть право обращаться за помощью к “авторитету закона”, если на рабочих местах попираются моральные нормы, а бремена обязанностей, возлагаемые на работников, несправедливы. Требования естественной справедливости обязывают (утверждалось в энциклике) платить наемным трудящимся такую зарплату, чтобы ее хватало для достойного существования. Папа отмечал, что католики, радеющие об улучшении жизни трудящихся, достойны всякой похвалы.

Сорок лет спустя в 1931 году папа Пий XI выпустил энциклику “Quadragesimo Anno”, которая подтвердила и расширила акцент папы Льва XIII на служении. Она утвердила концепции и идеи, отвергающие принципы экономики, ассоциирующиеся с Адамом Смитом и свободным рынком капитализма.

Папа Пий XI открыто критиковал “индивидуализм” и Манчестерскую школу экономики, отстаивая активную роль правительства в экономических вопросах. Он отвергал “неравенство богатства” и озвучивал требования “социальной справедливости”.

Понтифик относил социальную справедливость к понятию Общего Блага и утверждал, что “свободная конкуренция уничтожает саму конкуренцию; что экономическое диктаторство вытесняет свободный рынок; что необузданные амбиции и стремление к власти приводят к жадности и безудержной наживе; что вся экономическая жизнь становится трагично тяжелой, безжалостной и жестокой”.

Придавая особое значение требованиям социальной справедливости, Пий XI своей энцикликой “Quadragesimo Anno” неминуемо открывал двери к утрате интереса к философии Фомы Аквинского и к замене богословия “социальной справедливостью”. “Quadragesimo Anno” оправдывала смещение фокуса в среде католических ученых с богословских знаний на политическую и экономическую деятельность.

Тенденция “искать спасение” посредством политических и экономических мер была лишь усилена и подтверждена 15 мая 1961 года энцикликой папы Иоанна XXIII “Mater et magistra”, посвященной теме “Христианство и социальный прогресс”. Новое богословие Социальной Справедливости получило официальное благословение папы.

Это подводит нас ко Второму Ватиканскому собору, который открылся в 1962 году и после которого профессор Нотр-Дама Ральф Макинерни писал в своей книге “Что случилось со Вторым Ватиканским собором” (What Went Wrong with Vatican II), что предложенное на соборе “учение папы католики могут законно отвергать”.

Ральф Макинерни отмечал, что после Второго Ватиканского собора американские католики выразили большое недовольство, которое привело к выходу многих людей из священства, к снижению  религиозной жизни и уменьшению количества посещений литургий из-за  тенденции превращать мессы в банальные “посиделки” и заменять обучение католическим доктринам “прекрасным  времяпровождением”.

Вспоминаю, когда я учился на последнем курсе в Нотр-Даме (1965год), один из первокурсников сказал мне, что хотел бы получить светское образование. Других студентов беспокоило, не уступаем ли мы Гарварду. Сегодня этому первокурснику не пришлось бы бросать Нотр-Дам ради получения светского образования…. Что же касается студентов, обеспокоенных уровнем Нотр-Дама, я сказал им тогда, что Нотр-Дам лучше Гарварда”.

На Втором Ватиканском соборе папа Иоанн XXIII озвучил главную цель собора следующим образом: “Больше всего вселенский совет озабочен тем, чтобы священная сокровищница христианского учения более эффективно сохранялась и провозглашалась ”.

К сожалению, результаты Второго Ватиканского собора были обусловлены, по моему мнению, еще в 1931 году папой Пием XI – и в направлении воинствующей “социальной справедливости”, а не магистериума (толкование Церковью Писания и традиции и само право такого толкования).

И ситуация лишь ухудшается.

Я читал в своей жизни много глупых документов, но глупейшим из всех считаю тот, который 25 лидеров из образовательной сферы приняли в 1967 году на конференции Land O’ Lakes. Этот документ под названием “Идея Католического Университета” содержал следующие тезисы:

  • Католический университет должен обладать подлинной автономией и академической свободой от всякой формы власти.
  • Католический университет – это товарищество учащихся… в котором ощутимо присутствует (perceptively present) католицизм.
  • Теологические исследования должны сегодня служить экуменическим целям сотрудничества и единства.

Документ требовал отказа от “теологического и философского империализма” – и чтобы университет продолжал “постоянное исследование всех аспектов… церкви” и “занимался людскими проблемами повышенной актуальности”. Заявление упомянутой конференции утверждает, что “у интеллектуального кампуса католического университета нет ни границ, ни барьеров. И не должно быть запрещенных книг”.

Согласно этому документу, католический университет должен заниматься важнейшими вопросами, межличностными отношениями и решать такие проблемы, как нарушение гражданских прав, военные конфликты и бедность. Студентам следует на личном опыте учиться тому, как использовать свои таланты и знания для достижения достойных социальных целей.

В документе нет ни слова об обязанности католического университета учить студентов церковной истории, наследию церковного толкования Библии или ортодоксальному учению. Ничего также не сказано, каким должен быть действительно католический учебный план….

Итак, что мы можем сделать в ситуации, когда все главные католические колледжи и университеты отошли от католического образования?

Одну из попыток реформ – пусть и ограниченную – предпринял папа Иоанн Павел II в своей апостольской конституции “Ex Corde Ecclesiae” (“От Сердца Церкви”), опубликованной 15 августа 1990 года. В ней сказано, что “каждый католический университет – как представитель католицизма – должен обладать следующими важнейшими характеристиками:

 1. Христианское вдохновение не только в жизни отдельных сотрудников или студентов, но и в жизни всего учебного заведения.

2. Непрерывное осмысление в свете католической веры сокровищницы человеческих знаний с целью внести свой вклад на основании собственных исследований.

3. Верность христианской истине, которую мы получили через Церковь.

4. Институциональная приверженность служению Божьему народу и всему человечеству на его пути к трансцендентной цели, дающей смысл жизни”.

Это означает требование, чтобы “все католические преподаватели были верны католическому учению и католической морали в своих исследованиях и преподавании, а некатолические преподаватели – уважительно относились к католическому учению и католической морали. В частности, католические богословы, осознающие, что они выполняют врученный им Церковью мандат, должны сохранять верность Магистериуму Церкви как законному толкователю Священных Писаний и священной традиции”.

Хотя эффект “Ex Corde Ecclesiae” был ограничен, эта апостольская конституция внесла определенную ясность. Сегодня большинство “католических” колледжей утратили право называться “католическими”. Если они основаны каким-нибудь религиозным орденом, то называют себя “иезуитскими”, “бенедиктинскими” или “доминиканскими”.

(Ричард Биширьян)

Голос Истины по материалам The Imaginative Conservative


© 1999-2019 "Голос Истины" All Rights Reserved.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной на сайте www.istina.info допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на www.istina.info. Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), так же со ссылкой на журнал "Голос Истины" и сайт www.istina.info. Связь с Редакцией.